Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Куда-то

Значит, нужные книги ты в детстве читал?..

Два брата отправились вместе путешествовать. В полдень они легли отдохнуть в лесу. Когда они проснулись, то увидали – подле них лежит камень и на камне что-то написано. Они стали разбирать и прочли: "Кто найдет этот камень, тот пускай идет прямо в лес на восход солнца. В лесу придет река: пускай плывет через эту реку на другую сторону. Увидишь медведицу с медвежатами: отними медвежат у медведицы и беги без оглядки прямо в гору. На горе увидишь дом, и в доме том найдешь счастие".
Вадим Мелешко

Так начинается сказка Льва Толстого “Два брата”. Когда-то давно, ещё в детстве, нам читали его учителя и родители. И по умолчанию полагали, что из этого повествования мы все сделаем правильные выводы. Впрочем, правильно полагали. Потому что система воспитывала в нас стремление идти навстречу трудностям, не бояться их, а если кто выбирает удел сидеть за печкой и не высовываться, так нам с ними не по пути. Поэтому логика поведения младшего брата, который рискнул, обрёл очень многое, даже стал царём, а потом всё это потерял, но вынес полезный опыт и бурные воспоминания, была гораздо ближе логики брата старшего, который прожил жизнь “ни богато, ни бедно”. И нас бы тоже устроила фраза “Я не тужу, что пошел тогда в лес на гору; хоть мне и плохо теперь, зато есть, чем помянуть мою жизнь, а тебе и помянуть-то нечем”.


Collapse )
Именно поэтому мало просто что-либо читать, вместе с детьми. Или подсовывать им правильные книжки. Надо обсуждать прочитанное – не столько для того, чтобы вывести детей на правильное понимание произведения, сколько чтобы просто понять – что же, собственно, они из него вынесли. И какое поколение мы растим.
http://ug.ru/insight/748
Куда-то

Мой любимый герой

Немного оторвался от мира за две недели отпуска и неделю командировки. С другой стороны, есть возможность отрефлексировать вышедшие ранее материалы и посмотреть на уже пройденные темы глазами людей, с которыми встретился в других регионах. В частности, что касается скандальной статьи про ученика, который написал сочинение "Мой любимый герой - Гитлер" - www.ug.ru/archive/65675

Действительно, если ученик с точки зрения канонов и правил сочинений всё разложил по полочкам, обозначил проблему, изложил аргументы, обосновал свою точку зрения и сделал вывод, причём всё это было безупречно с точки зрения орфоргафии, стилистики, пунктуации пр., учитель будет ВЫНУЖДЕН поставить ему самый высокий балл. Причём и за содержание, и за грамотность. Потому что его не должна волновать морально-этическая сторона работы. Вернее, нет, не так: пусть его хоть сто раз перекорёжит от очень красового и изящного повествования школьника о Гитлере как своём любимом герое, педагог не имеет права выражать это отношение снижением балла за работу, ибо этого нет ни в одном руководящем материале по оценке сочинений. Да, именно так. А это значит, что детский троллинг (а это, не сомневаюсь, был именно он) удался на славу. А если и не удался, и мальчику всё-таки влепили пару "за неправильного героя", то у него есть все шансы отсудить-таки пятёрку и утереть нос преподавателю. Потому что мало ли что кому не нравится! Так вот, я спросил одного очень сильного методиста, что он думает по этому поводу. Привожу его слова, практически, буквально:
" Я всегда запрещал своим студентам задавать детям сочинение на тему "Как я провёл лето". Потому что есть очень высокая вероятность нарваться на подробный рассказ, кто с кем гулял, кто что пил и в каком количества, а также кое-то похлеще. Любая тема сочинений должна очень чётко обозначать планку, направление рассуждений и точку отсчёта. Вопрос должен содержать часть ответа. Иначе мы получим невесть что. Взять хотя бы вот эту тему. Наверняка педагог предложали детям просто написать про своего любимого героя. Неудивительно, что кто-то написал, что его герой – Гитлер. А вот как раз это уже проблема профессиональной компетенции учителя! Не то, что его дети выбирают героем именно Гитлера, а то, что тема преподнесена, мягко говоря, методически неверно. На самом деле, это очень непростой вопрос - как лучше предложить ученику тему, чтобы у него не возникало никаких лишних вопросов, чтобы он сразу же кинулся писать, а не чесал в затылкек и не переспрашивал - "а чего делать-то? а о чем тут рассказывать-то?" Плохо, когда мы задаём тему, ожидая услышать одно, но слышим другое, и это очень сильно нас огорчает. Значит, нужно задавать такие темы, чтобы гарантированно получить ответ, который нас удовлетворит".

Лично я согласен с этим методистом. Предложить ребёнку реализовать свою свободу слова во всей её полноте и красоте - это неправильно, методически (а также - педагогически) неверно. Нужно сделать это настолько изящно, чтобы получить на выходе ту свободу слова, которая бы всех устроила, чтобы тебе же самому не пришлось потом делать хорошую мину при плохой игре и убеждать всех, дескать, я очень рад, что мой ребёнок не побоялся открыто заявить о своей любви к Гитлеру, и хоть сам я этого героя не люблю, я всё равно искренне восхищаюсь моим учеником, который честно рассказал о своих пристрастиях, не стал притворяться, что любит Павку Корчагина или Чацкого, сказал всё, что хотел, только за одно это ему нужно поставить пятёрку! Мол, я принимаю и уважаю любую точку зрения ребёнка, даже ту, с которой в корне не согласен. Ну, а если ты принимаешь, значит, получи.
Куда-то

Расставим точки над i

Разницу между латиницей и кириллицей ощущаете? Тогда предлагаю задуматься о том, насколько эта разница соотносится с различиями во всём остальном, прежде всего, в менталитете. Говорят, человек, который излагает свои мысли на бумаге с помощью иероглифов, никогда не будет похож на того, кто пользуется азбукой или альфабетариумом. Думаю, это применимо и к нашим баранам. Неудивительно, что с развалом СССР некоторые народы решили сбросить с себя не только оковы проклятого коммунистического прошлого, но и опостылевшую графическую систему. Опять же, вспомните о том, что и сейчас кое-кто призывает татар или башкир отказаться от "исторически и духовно чуждой им кириллицы в пользу родного и понятного арабского алфавита", совершенно точно зная, что это неминуемо повлияет и на всё остальное, усилив раскол и непонимание между народами РФ.
К чему это я вообще?
Вот украинцы клянутся, что они - Европа, а не Россия. А мне кажется, что разницу между русскими, украинцами и абстрактными "европейцами" можно понять, сравнив наши алфавиты. И сразу станет видно, что жители Незалежной действительно отличаются от нас... ровно на то количество букв, которых нет у нас, но есть ТАМ, У НИХ, в Эуропе.
Кстати, напомню о том, что ещё в марте 2014 года Верховная Рада предлагала отказаться от кириллицы в пользу латиницы. Думаете, шутки? А ведь это очень даже серьёзно...

b0992a1210e51108dc7379fd55eee4ef
Отсюда
Куда-то

HCN

Ещё со школы помню одно страшное название - Газ "Циклон". Нам говорили, что им фашисты травили узников в концлагерях. В газовых, само собой, камерах.
Так у меня и зафиксировалось в мозгу - ГАЗ. ЦИКЛОН. ГАЗОВЫЕ КАМЕРЫ.
А потом по телевизору показывали хронику с Нюрнбергского процесса. И говорили про этот самый Циклон. И показывали какую-то банку с каким-то порошком. Мол, вот это он самый и есть.
Помню, как я сильно недоумевал - причём же тут порошок, если Циклон - газ? Но, как говорится, телевизору виднее. Сказали люминь, значит, люминь.
Вот эта самая банка:
Банк
Ещё позже выяснилось, что полное название этого "газа", который почему-то выглядит как порошок - "Циклон Б". И это, оказывается, пестицид, в состав которого входит синильная кислота, HCN, легколетучая жидкость.
Я так понимаю, порошок поставляли в плотно закупоренных жестянках, а потом нагревали, верно?
Если верить Википедии, 4 кг «Циклона Б» было достаточно для убийства 1000 человек.
Впрочем, там же написано и другое:
"Рудольф Хёсс показал на Нюрнбергском процессе[2]:
« В июне 1941 года я получил приказ установить в Аушвице [Освенциме] оборудование для истребления евреев. Когда я оборудовал здание для истреблений в Аушвице, то приспособил его для использования газа «Циклон Б», который представлял собой кристаллическую синильную кислоту[~ 2]. Другим усовершенствованием, сделанным нами, было строительство газовых камер с разовой пропускной способностью в 2 тысячи человек, в то время как в десяти газовых камерах Треблинки можно было истреблять за один раз только по 200 человек в каждой".
Это как же понимать - "кристаллическая синильная кислота"?!
И вообще, какой смысл столь тщательно маскировать всем известную HCN за мудрёным названием пестицида? Может, так и надо было говорить - мол, фашисты травили людей синильной кислотой?
Кстати, говорят, что "Циклон Б" до сих пор производится в Чехии под торговой маркой «Uragan D2».
Вполне допускаю, что в тех же самых жестянках. Для пущей убедительности.
Куда-то

От героев былых времён...

Не знаю, кто это сказал, но фраза нравится очень многим, потому её так часто цитируют: "За каждым подвигом стоит чья-то глупость, расхлябанность или преступление ".
Когда я услышал это впервые, то возмутился. Как же так, ведь нас всегда учили, ещё с детства - в жизни всегда есть место подвигу! И рассказывали про подвиги Муция Сцеволы, царя Леонида,  Евпатия Коловрата, Зои Космодемьянской, Матвея Кузьмина, Николая Гастелло, Александра Матросова, Сергея Перминина и т.д.
Но что же получается, неужели можно было бы обойтись без всех этих подвигов, если бы кто-то был более мудрым или хотя бы умным, и загодя предусмотрел всё наперед?
Не спорю, полно ситуаций, когда один человек элементарно не выполнил свои обязанности, сделал работу спустя рукава или вовсе не сделал то, что должен, а другой потом героически исправляет чужие ляпы и оплошности, жертвуя своей жизнью, спасая людей и материальные ценности.
Но не всегда же такое бывает!
Или... всегда?
Или всё-таки МОЖНО обойтись вовсе без подвигов?
В самом деле, есть ли хотя бы теоретическая возможность существовать, всякий раз ПРЕДУПРЕЖДАЯ трагедию, не доводя всё до критической точки, когда кто-то будет вынужден жертвовать собой ради других?
Куда-то

Первый

Ножницы небытия. Сергей Борисович ИНГУЛОВ (1893-1938)

Имя героя этого очерка мало кому известно. Неизвестно даже, можно ли считать его героем. Однако в чем бы мы ни винили этого человека, мы не вправе забыть время, в котором он жил. Время великих и страшных иллюзий, в котором судьбы нашей газеты и нашего героя настолько прочно сплелись, что их уже никак не разделишь.

5711892-07e47836392e1f1d.jpg

Судите по делам!

Кто был первым редактором «Учительской газеты»?

Этот законный вопрос пришел мне в голову, когда я в течение недели листал ее чудом уцелевшие подшивки 1920-1930-х годов. Знакомые по университетскому курсу истории педагогики фамилии попадались редко. Фамилий вообще было негусто. Особенно в 20-х. Половина подписей под статьями того времени звучит как «Б.», «Эм-Эль.» или «Ю.Пр-п». Попробуй-ка догадайся. Правда, фамилии Позин, Ахов или Аплетин сегодня скажут немногим больше.

Зацепка все-таки есть. Достаточно посмотреть, кто из членов редколлегии (кроме Крупской и Луначарского, явно занимающих более высокие посты) публикуется на страницах газеты достаточно регулярно, чьи статьи определяют лицо газеты. Вот здесь-то и всплыла впервые мало что говорящая, но довольно часто мелькающая подпись: «С. Ингулов».

Подпись эта встречается уже в первых номерах 1924 года. Например, в 6-м: «Лес рубят — щепки летят. Когда идет стройка, неизбежны некоторые просчеты, возможны даже и обвалы. Мы строим новое здание советской школы. Этот новый дом требует хороших мастеров и подмастерьев. Сама учительская работа способствует проверке, подбору и отбору этих мастеров-учителей».

Смешно? Поверхностно? Бессмысленно? Но ведь надо уметь читать и между строк. И сквозь призму не чуждой революционерам масонской символики. И сквозь время, в котором «Учительская газета» создается не просто «для учительства», а для «обращения» этого самого учительства к делу строительства «новой советской школы», к делу воспитания «нового человека». Но и школа, и воспитание в двадцатых — задачи второстепенные. «Сотни тысяч учителей — есть прежде всего аппарат, который должен двигать работу, будить мысль, бороться с предрассудками, которые до сих пор существуют в массах. Надо брать их в ряды работников просветительной политической работы, так как эти учителя обладают знаниями, без которых мы не можем добиться своей цели!» — требовал Ленин на совещании политпросветов еще в 1920-м.

Collapse )
Куда-то

(no subject)

oXyNKILNPHCWAKobst6Zi3Po
Некоторые люди любят подчёркивать, что они ненавидят совок всеми фибрами души, равно как и тех граждан, которые своим видом или поведением вызывают у них совковые ассоциации.
Думаю, не стоит давать подробное определение, что же такое вообще - этот совок. Как и в большинстве других случаев, полагаю, каждый вкладывает в этом слово то, что лично ему кажется совершенно ясным и логичным.

Лично для меня совок - это всё самое негативное (преимущественно, в социально-бытовом и психологическом плане), с чем ассоциируется период нашей жизни в СССР. Обоссанные подъезды, засранные лифты, гопники в подворотнях, искрящиеся от ненависти километровые очереди, хамы-продавцы, колбасные электрички, дефицит, бесконечные совещания и обсуждения никому ненужных соцсоревнований, помывание мозгов "по комсомольской и партийной линии", стукачество, чинопочитание, угодничество, "а ещё в очках!" и многое другое.
Словом, если из советской жизни взять всё самое плохое, отбросив хорошее, в сухом остатке останется тот самый совок.

Не будем сейчас рассуждать о том хорошем, что совконенавистники постоянно отбрасывают. Оно всё-таки было, как ни крути. И хорошего было очень даже немало, а кто попытается сказать, что кроме беспросветного совка в СССР не было вообще ничего, тот, мягко говоря, заблуждается, а грубо говоря - нагло лжёт.

Вообще-то, я хочу совсем о днругом спросить.
Если противопоставить две системы - социалистическую и капиталистическую, признав, что в каждой из них есть свои плюсы и минусы, достоинства и недостатки, то, как мы уже убедились, совковые ассоциации будут отнесены именно к минусам социализма.
А каким словом, термином, понятием, можно передать негативные особенности жизни при капитализме?
Ну, у нас - совок, а у них что? ("У них" - потому что "у нас" не капитализм, а нечто непонятное.)
Или у них сплошные плюсы, без минусов? Позитивные эмоции взахлёб, так сказать, без слов? ))))))
Куда-то

Если дорог тебе твой дом...

В последнее время несколько раз встречал в блогах записи о том, что во время Великой Отечественной войны наши солдаты, на самом деле, не желали зла своим врагам, потому что (в отличие от этих самых врагов и даже от своих кровожадных союзников) были не в пример добрее и великодушнее. Мол, властям приходилось даже специально разжигать в руских людях ненависть к фашистам, для чего подключили всю мощь коммунистической пропаганды. Следовательно, рассказ Шолохова "Наука ненависти", статью Эренбурга "Убей!" и прочие им подобные проиведения можно считать не более чем презренной заказухой, призванной заставить наших солдат убивать фашистов с чувством выполненного долга, то есть - с удовлетворением.

Думаю, подобные рассуждения, как минимум, неадекватны.

Цитата:

"В 1966 году одна знакомая двадцатилетняя девушка, случайно прочитав военные статьи Эренбурга, была возмущена — как так можно писать о немцах:«Немцы не люди… отныне слово „немец“ для нас самое страшное проклятие… Нельзя стерпеть немцев. Нельзя стерпеть этих олухов с рыбьими глазами, которые презрительно фыркают на все русское…»

— Как не стыдно!

— Кому не стыдно?

— Как ему не стыдно! Как не стыдно перед немцами. Так обзывать народ, нацию.

Она говорила это в 1966 году. А Эренбург писал в 1942 году, в августе, когда немцы шли на Сталинград, наступали на Северном Кавказе. Я помню, как нужны нам были статьи Эренбурга, ненависть была нашим подспорьем, а иначе чем было еще выстоять. Мы не могли позволить себе роскошь разделить немцев на фашистов и просто мобилизованных солдат, шинели на них были одинаковые и автоматы. Это потом, в сорок четвертом, сорок пятом, стали подправлять, корректировать, разъяснять, и то мы не очень-то хотели вникать. А тогда было так. Были стихи Симонова «Убей его!» и стихи Суркова, статьи Толстого, Шолохова, Гроссмана, — никогда литература так не действовала на меня ни до, ни после. Самые великие произведения классиков не помогли мне так, как эти не бог весть какие стихи и очерки. Сейчас это могут еще подтвердить бывшие солдаты и солдатки, с годами это смогут объяснить лишь литературоведы.

Ах, неужели сегодня кому-то наши чувства могут показаться заблуждением?"

Гранин Д. А. Прекрасная Ута // Наш комбат: Авт.сб. — М.: АСТ, 2004. — 448 с. — (Мировая классика). — 10 000 экз. — ISBN 5-17-024314-6.

Так какое мы имеем право, сидя в тёплом и сытом 2015 году, судить наших предков из далёкого 1942-го?

* * *

Если дорог тебе твой дом,

Где ты русским выкормлен был,

Под бревенчатым потолком,

Где ты, в люльке качаясь, плыл;

Если дороги в доме том

Тебе стены, печь и углы,

Дедом, прадедом и отцом

В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад

С майским цветом, с жужжаньем пчел

И под липой сто лет назад

В землю вкопанный дедом стол;

Если ты не хочешь, чтоб пол

В твоем доме фашист топтал,

Чтоб он сел за дедовский стол

И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога —

Тебя выкормившая грудь,

Где давно уже нет молока,

Только можно щекой прильнуть;

Если вынести нету сил,

Чтоб фашист, к ней постоем став,

По щекам морщинистым бил,

Косы на руку намотав;

Чтобы те же руки ее,

Что несли тебя в колыбель,

Мыли гаду его белье

И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,

Что качал тебя на руках,

Что хорошим солдатом был

И пропал в карпатских снегах,

Что погиб за Волгу, за Дон,

За отчизны твоей судьбу;

Если ты не хочешь, чтоб он

Перевертывался в гробу,

Чтоб солдатский портрет в крестах

Взял фашист и на пол сорвал

И у матери на глазах

На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать

Ту, с которой вдвоем ходил,

Ту, что долго поцеловать

Ты не смел,— так ее любил,—

Чтоб фашисты ее живьем

Взяли силой, зажав в углу,

И распяли ее втроем,

Обнаженную, на полу;

Чтоб досталось трем этим псам

В стонах, в ненависти, в крови

Все, что свято берег ты сам

Всею силой мужской любви...

Если ты фашисту с ружьем

Не желаешь навек отдать

Дом, где жил ты, жену и мать,

Все, что родиной мы зовем,—

Знай: никто ее не спасет,

Если ты ее не спасешь;

Знай: никто его не убьет,

Если ты его не убьешь.

И пока его не убил,

Ты молчи о своей любви,

Край, где рос ты, и дом, где жил,

Своей родиной не зови.

Пусть фашиста убил твой брат,

Пусть фашиста убил сосед,—

Это брат и сосед твой мстят,

А тебе оправданья нет.

За чужой спиной не сидят,

Из чужой винтовки не мстят.

Раз фашиста убил твой брат,—

Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,

А не ты на земле лежал,

Не в твоем дому чтобы стон,

А в его по мертвым стоял.

Так хотел он, его вина,—

Пусть горит его дом, а не твой,

И пускай не твоя жена,

А его пусть будет вдовой.

Пусть исплачется не твоя,

А его родившая мать,

Не твоя, а его семья

Понапрасну пусть будет ждать.

Так убей же хоть одного!

Так убей же его скорей!

Сколько раз увидишь его,

Столько раз его и убей!

1942

Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т.Москва: Художественная литература, 1966.

Collapse )