Вадим (drfraus) wrote,
Вадим
drfraus

Category:

Зи бест

Представьте ситуацию. Кому-то взбрело оценить качество работы, скажем, участкового уполномоченного полиции. Как это сделать?

Можно, например, организовать конкурс на лучшего представителя этой нелёгкой профессии, придумать для него массу испытаний - кто быстрее всех пробежит стометровку через гаражи, кусты и детскую площадку, залезет на отвесную стену пятиэтажного дома, сумеет обезоружить пятерых пьяных молодцов, лучше всех поразит мишень и т.д. Разумеется, для тех, кто решит принять участие в этом конкурсе, будут организованы курсы и семинары, на которых участковых опытные наставники научат, как пройти все этапы наиболее эффективно и с наивысшим результатом.

Можно и по-другому поступить. Например, вспомнить о том, что, вообще-то, существует множество документов, регламентирующих поведение участкового в той или иной ситуации, множество должностных инструкций, распоряжений, указов и приказов, прописывающих каждые его шаг. И вот если мы сверим то, что должно быть в идеале, с тем, что есть в реальности, проследив за каждым из участковых на протяжение некоторого времени, вот тогда и станет ясно, кто ближе к обозначенному идеалу, а кто от него дальше. Для таких граждан, кстати, тоже можно будет организовать курсы повышения квалификации, где вам ещё раз напомнят обо всём, что может пригодиться в работе (а значит, и при оценке качества вашей работы).

А ведь есть и ещё один способ! Надо всего лишь вспомнить, для чего, на самом деле, придумана эта должность, каков смысл существования участкового уполномоченного, что мы хотим получить на выходе. И, отталкиваясь от этого, мы уже сможем понять, кто и как выполняет свою работу. При этом, конечно же, вовсе не обязательно исходить из классического "цель оправдывает средства", иначе получится, что самый лучший участковый - местный уголовный авторитет, который у себя в районе не позволяет никого и пальцем тронуть, поэтому у него идеальный порядок, можно оставлять двери открытыми и гулять круглые сутки даже по тёмным подворотням, и ни одна сволочь на тебя даже не рыпнется, ибо его потом просто закопают в траншее. Нет, оценивать работу участкового по итогам, по достижению конечного результата - это ещё и понимать, не нарушает ли он сам писанные и неписанные правила, а также знать, что по этому поводу думают люди, ради которых он, собственно, и поставлен на это место.

...Думаете, для чего я вам всё это рассказываю? )))
Да-да, именно для этого!

Выбрать самого лучшего из учителей - задача весьма непростая. Хотя бы потому, что для разных людей понятие "самый лучший" имеет сугубо своё смысловое наполнение. Для одного это тот, кто умеет лучше и интереснее остальных писать планы и отчёты, статьи и сценарии, эссе и концепции. Для другого - тот, от кого ученики в восторге, при этом не важно, усваивают ли они программу или нет, главное - положительные эмоции. Для третьего этот тот, кто, независимо от отношения к нему со стороны детей, учителей и родителей, способен подготовить ребят по предмету на высшем уровне, чтобы они смогли поступить в любой престижный вуз. Для четвёртого - кто безукоризненно следует всем научно обоснованным и тысячи раз проверенным методикам и технологиям...

А вот мне кажется, что мы очень часто за всей этой мишурой забываем о главном - об истинном предназначении учителя, преподавателя, педагога. Если ты одет с иголочки, подкован на 200% по своему предмету, если сам способен сдать ЕГЭ на 100 баллов, если обладаешь модельной внешностью и ангельским голосом, но твои ученики потом будут помнить только то, каким был ТЫ, а не то, что ты ИМ дал полезного для жизни, вряд ли качество твоей работы можно будет назвать высоким.

Если ты даёшь урок, от которого все присутствующие методисты писают кипятком, но дети уже на следующий день не могут понять, зачем всё это им было надо, думаю, у меня для тебя плохие новости.
И наоборот - если твой урок останется в памяти детей на долгие годы, и в той или иной ситуации они будут автоматически вспоминать, что им когда-то говорил их учитель, если твой образ, твои слова, твои знания помогли им стать лучше, сделать правильный жизненный выбор, значит, это и есть показатель КАЧЕСТВА твоей работы.

И тогда тебе можно простить очень многое - оторванную пуговицу на пиджаке, нечищеные ботинки, лохматую шевелюру, отсутствие конспектов, неправильную дикцию, неумение обозначить в начале урока цели и задачи, а в конце - подвести итоги... Может быть, тебе простят даже затрещину, которой ты справедливо наградил какого-нибудь распоясавшегося хулигана.
Не об этом ли говорит любимый вами Жванецкий в знаменитом монологе про учителя?


Напомню:
"Борис Ефимович Друккер, говорящий со страшным акцентом, преподаватель русского языка и литературы в старших классах, орущий, кричащий на нас с седьмого класса по последний день, ненавидимый нами самодур и деспот, лысый, в очках, которые в лоб летели любому из нас. Ходил размашисто, кланяясь в такт шагам. Бешено презирал все предметы, кроме своего.
– Бортник, вы ударник, он не стахановец, он ударник. Он кошмарный ударник по своим родителям и по моей голове. И если вас не примут в институт, то не потому, о чем вы думаете, кстати, «потому, о чем» – вместе или раздельно? Что ты скажешь? Получи два и думай дальше.
– Этот мальчик имеет на редкость задумчивый вид. О чем вы думаете, Лурье? Как написать «стеклянный, оловянный, деревянный»? Вы думаете о шахматах: шах – мат. Вы мне – шах, я вам – мат. Это будет моя партия, я вам обещаю. И вы проиграете жизнь за вашей проклятой доской.
– Повернись. Я тебе дал пять. О чем ты с ним говоришь? Он же не знает слова «стреляный». Не дай бог, вы найдете общий язык. Пусть он гибнет один.
– Внимание! Вчера приходила мама Жванецкого. Он переживает: я ему дал два. Он имел мужество сказать маме. Так я тебе дам еще два, чтоб ты исправил ту и плакал над этой. Посмотри на свой диктант. Красным я отмечал ошибки. Это кровавая, простреленная в шести местах тетрадь. Но я тебе дал три с плюсом, тебе и маме.
– Сейчас, как и всегда, я вам буду читать сочинение Григорьянца. Вы будете плакать над ним, как плакал я.
– Мусюк, ты будешь смотреть в окно после моей гибели, а сейчас смотри на меня до боли, до слез, до отвращения!
Борис Ефимович Друккер! Его брат, литературный критик, был арестован в 48-м или в 47-м. Мы это знали. От этого нам было тоже противно: брат врага народа.
Борис Ефимович Друккер, имевший в классе любимчиков и прощавший им все, кроме ошибок в диктанте.
Борис Ефимович Друккер, никогда не проверявший тетради. Он для этого брал двух отличников, а уж они тайно кое-кому исправляли ошибки, и он, видимо, это знал.
Борис Ефимович Друккер брызгал слюной сквозь беззубый рот – какая жуткая, специфическая внешность.
Почему он преподавал русскую литературу? Каким он был противным, Борис Ефимович Друккер, умерший в пятьдесят девять лет в 66-м году. И никто из нас не мог идти за гробом – мы уже все разъехались.
Мы собрались сегодня, когда нам – по сорок. «Так выпьем за Бориса Ефимовича, за светлую и вечную память о нем», – сказали закончившие разные институты, а все равно ставшие писателями, поэтами, потому что это в нас неистребимо, от этого нельзя убежать. «Встанем в память о нем, – сказали фотографы и инженеры, подполковники и моряки, которые до сих пор пишут без единой ошибки. – Вечная память и почитание. Спасибо судьбе за знакомство с ним, за личность, за истрепанные нервы его, за великий, чистый, острый русский язык – его язык, ставший нашим. И во веки веков. Аминь!»"


А теперь скажите мне, паганини педагогики, шостаковичи методики и моцарты психологии - если вот этого Друккера проанализировать с позиции соответствия нормам и правилам поведения советского/российского (или просто нормального) Учителя, оценить его, исходя из формальных критериев гуманной педагогики, много ли он баллов набрал бы на том или ином конкурсе профессионального мастерства? А если не на конкурсе? Что бы вы сказали, проанализировав его урок? Простили бы вы ему, филологу, страшный акцент, и ему, педагогу, крик и ор, брызганье слюной из беззубого рта?..
Аааа, вот оно что...

Так может, главное здесь - не форма, а содержание?
Может, и оценивать масштабы личности учителя надо не по тому, сколько раз за урок он произнёс какой-либо термин с ошибкой, не по тому, соответствует ли критериям его эссе или мастер-класс, а по конечному результату, выраженному в том, что осталось в головах и душах детей, с которыми он работает?

Фото Вадима Мелешко.
Tags: за жизнь, школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments